Пресса о нас

По мотивам зимней школы 2013 года, и прошедших на ней лекций, вышло несколько публицистических и научно-популярных материалов:
В рамках Зимней научной школы «Современная биология и биотехнологии будущего», которая прошла в пригороде Пущино, Павел Балабан, директор Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии, прочитал лекцию о механизмах нейропластичности. Начал он ее с видеороликов про морского ангела — сначала просто парящего в толще воды, а потом пожирающего морского черта.

Достижения последних двух лет по созданию интерфейсов «мозг — компьютер» позволят полностью парализованным людям путем прямых подключений общаться с внешним миром. А неинвазивные технологии пригодятся и здоровым пользователям. Надежда Маркина открывает мир управления мозгом вместе с российским нейрофизиологом Александром Капланом.

Чтобы эффективнее создавать лекарства , фармкомпании делают ставку на математическое моделирование. Об этом «Газете.Ru» рассказали специалисты на школе для молодых ученых «Современная биология и биотехнологии будущего» в Пущино.

Метод, о котором пойдет речь в этой статье, вероятно, не настолько значителен, как ПЦР или суперсовременные методы секвенирования. Он «всего-навсего» показывает, какие матричные РНК присутствуют в клетке и, главное, на каких из них и насколько интенсивно синтезируются белки. «Этот метод позволяет получить моментальный снимок белкового синтеза в клетке», — говорит доктор химических наук И.Н. Шатский, главный научный сотрудник НИИ физико-химической биологии им. А.Н. Белозерского (МГУ), руководитель лаборатории регуляции синтеза белка.

Воздух полон микробов, в том числе патогенных. Их вдыхают многие, но заболевают не все, а у тех, кто заразился, болезнь протекает по-разному: иногда вяло тлеет десятилетиями, а бывает, что сводит пациента в могилу всего за несколько месяцев. Все сказанное в полной мере относится к туберкулезу. Успехам в борьбе с ним мы обязаны антибиотикам, появившимся в середине ХХ века, но возбудитель болезни, бактерия Mycobacterium tuberculosis, за эти годы выработал устойчивость к лекарствам. В разных регионах России к антибиотикам устойчивы от 10 до 40 % штаммов M. tuberculosis. Туберкулез — мировая проблема, ежегодно от этой болезни умирают два миллиона человек. Нам же остается уповать на то, что специалисты разработают новые лекарства, а также на способность нашего организма сопротивляться болезни.

Мало чем человек дорожит так сильно, как здоровьем, особенно когда заболеет, и ни в чем так не нуждается, как в лекарствах. А с лекарствами как раз большая проблема, несмотря на все успехи фармакологии. Медицине необходимы новые антибиотики, эффективные обезболивающие, препараты, которые регулируют работу сердца и нервной системы. Результат будет лучше, если искать среди соединений направленного действия. Такие соединения существуют, они многочисленны, разнообразны и широко распространены. Это яды.

Какое значение имеют Т-клетки для иммунной системы? Какое основное значение Т-клеточных рецепторов? Как организм борется с инфекционными заболеваниями? И современные методы секвенирования могут влиять на диагностику заболеваний? Об этом рассказывает доктор биологических наук Дмитрий Чудаков.

Как технология интерфейс мозг-компьютер может изменить модель коммуникации между человеком и средой? Какое применение найдут нейрокоммуникаторы? И есть ли границы в развитии данной технологии? Об этом рассказывает доктор биологических наук Александр Каплан.

Почему повышение иммунитета может быть чрезвычайно опасно для человека? Что такое аутоиммунитет? В каких случаях возбудитель инфекции оказывается отгорожен от факторов иммунитета, и как этого избежать? Об этом рассказывает доктор биологических наук Александр Апт.

Какие нейроны управляют движением мышц? Что является универсальным источником энергии в клетке? Какие методы позволяют наблюдать движение одиночных молекул? Об этом рассказывает доктор физико-математических наук Андрей Цатурян.

В чем суть метода ЯМР-спектроскопии? Каким образом регистрируют спектр ядерного магнитного резонанса? Какую информацию о структуре молекул могут получить ученые с помощью данного метода? И какова история метода ЯМР? Когда впервые начали использовать метод ядерного магнитного резонанса для получения спектра белка? Какие существуют методы ЯМР-спектроскопии? И какую уникальную информацию о белковых системах мы можем получить с помощью метода ЯМР? Об этом рассказывает доктор химических наук Владимир Польшаков.

 Механизмы формирования памяти — одна из самых загадочных, интересных и важных областей нейрофизиологии, и в последние годы в ней произошел серьезный прорыв. Обнаружилось, что белок под названием протеинкиназа M-дзета (Protein kinase M zeta, PKMζ) критически необходим на одном из этапов возникновения памяти. Об этой многообещающей молекуле, новых работах в данной области и возможных перспективах ее развития рассказал в своей лекции на проходящей при поддержке РВК, Фонда «Династия» и РФФИ Зимней школе Future Biotech директор Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии Павел Милославович Балабан.

Чтобы обмануть многочисленных женихов, добивавшихся ее руки в то время, как Одиссей странствовал по морям, Пенелопа пошла на хитрость. Она объявила, что не может снова выйти замуж, не соткав погребальное покрывало своему свекру Лаэрту. Каждый день она ткала покрывало на глазах женихов и каждую ночь распускала его, когда никто не видел. Так ей удалось протянуть время и дождаться Одиссея. Огромное количество клеточных процессов напоминают покрывало Пенелопы: те или иные вещества или структуры постоянно синтезируются и в то же время постоянно уничтожаются; тонкий баланс между этими двумя процессами обеспечивает существование клетки и организма в целом. Взять хотя бы клеточную стенку, которая снаружи обволакивает бактериальные клетки и защищает их от всевозможных угроз из внешнего мира. В бактериальной клетке постоянно и одновременно идут два процесса: синтез этой стенки и ее разрушение. В результате стенка все время обновляется и обеспечивает бактерии качественную защиту. В этой статье мы поговорим об одном из липидов мембраны бактерий, липиде-II, который критически необходим для синтеза клеточной стенки. Этот липид, как челнок в ткацком станке Пенелопы, снует между внутренней и наружной поверхностями мембраны, поднося к клеточной стенке «строительные блоки», из которых она состоит. Также здесь будет рассказано о том, как с помощью компьютерного моделирования биомолекул удалось выяснить некоторые интимные закономерности существования липида-II.

Почти всякая незыблемая общепринятая теория, которую с проклятьями зубрят школьники и которую устало и одинаково рассказывают учителя и даже профессора ВУЗов, при внимательном рассмотрении оказывается отнюдь не однозначной, захватывающей и полной загадок. К теории мышечного сокращения вышесказанное относится в полной мере. В общих чертах она была разработана еще в 50-х годах прошлого века, и классический рисунок с актиновыми и миозиновыми нитями до сих пор кочует из учебника в учебник. Однако реальная картина сокращения мышцы куда запутаннее, интереснее и непонятнее, со множеством подробностей и неожиданных действующих лиц и со сложными ролями, которые исполняют эти лица. О новой и удивительной отрасли науки, находящейся на стыке физики, математики и биологии и изучающей механизмы мышечного сокращения, рассказали в своих лекциях на проходящей при поддержке РВК, Фонда «Династия» и РФФИ Зимней школе Future Biotech доктор физико-математических наук Андрей Кимович Цатурян и доктор биологических наук, заведующий Лабораторией биологической подвижности Института иммунологии и физиологии УрО РАН Сергей Юрьевич Бершицкий.

Хотя прокариоты — это одни из самых просто организованных существ на Земле (проще устроены только вирусы), их устройство поражает своим изяществом и совершенством. Например, недавно в научном мире буквально совершило переворот открытие прокариотических CRISPR-систем, которые обеспечивают приобретенный иммунитет к вирусам и плазмидам. О работе этих систем и о том, что их изучение может дать человечеству, рассказал в своей лекции на проходящей при поддержке РВК, Фонда «Династия» и РФФИ Зимней школе FutureBiotech доктор биологических наук Константин Викторович Северинов.

По мотивам Зимней школы, прошедшей в 2014 году,  и проведенных на ней лекций вышло несколько публицистических и научно-популярных материалов:

С приходом весны опасность подхватить вирус гриппа не уменьшилась: организм истощен прошедшей зимой. Вирусы вызывают и множество других, гораздо более серьезных заболеваний. А почему, собственно, они это делают? Об этом в своей лекции в «Газете.Ru» рассказывает член-корреспондент РАН, профессор Вадим Агол.

Открытость и взаимовыгодное сотрудничество — основы плодотворной научной работы, а все мы, как известно, «стоим на плечах гигантов». Стоит ли держать свои знания в тайне от других, с чего начать «коллаборацию», как вычислить фанатика и что делать в случае неудачи?

Первый шаг — всегда самый сложный. Даже если вы ученый и собираетесь поделиться результатами своего открытия. Как написать научную статью, на что обращать внимание, сколько можно шутить и какой язык использовать?

Еще недавно мы смеялись над автоматическими переводчиками, которые именовали Ботанический сад-институт УНЦ РАН «sad-institute» («печальным институтом»), а президента РАН — «president of wounds» («президент ранений»). Теперь вспомнить об этом можно разве что с горькой иронией. Дальнейшая судьба РАН в результате проведенной реформы — самый острый и больной вопрос.

«Программируемая гибель? А, это называется апоптоз», — скажет просвещенный читатель. На самом деле апоптоз — лишь один из многих видов программируемой клеточной смерти. Создавая сложные структуры и поддерживая их существование, природа, как Микеланджело, постоянно отсекает лишнее; клетки должны умирать, чтобы жил организм. И подобно всем жизненно важным биологическим процессам, программируемая гибель клеток — ключ к лечению многих заболеваний.

Границы между науками — штука эфемерная. Биология прорастает из химии; физика неразрывно связана с математикой; палеонтология, геология, география, история в тесном сотрудничестве описывают события прежних веков. Огромные массивы биологических данных, полученных с помощью новейших методик исследования, обрабатываются с помощью биоинформатики. И даже такие непохожие науки, как молекулярная биология и лингвистика тоже имеют точки соприкосновения. Не верите? Ну прочитайте статью.

Транскрипция гена — это переписывание последовательности его нуклеотидов с ДНК на РНК. Транскрипция должна начинаться строго в начале гена и заканчиваться строго в конце — иначе вместо необходимой последовательности РНК мы получим какие-то отрывки, которые мало того что не будут выполнять нужную функцию (например, давать начало «правильному» белку), но могут и вовсе приносить клетке вред. Как же клетке удается избежать такого страшного сценария и обеспечить начало и окончание транскрипции в правильных местах?