“Мы стараемся подружить ученых и предпринимателей” - интервью Александра Василевского


Future biotech — компания, созданная молодыми учеными. Один из них  — кандидат химических наук Александр Василевский — рассказывает о науке, проектах компании и будущем биотехнологий.

Александр, Вы возглавляете группу молекулярных инструментов для нейробиологии в Институте биоорганической химии РАН. Чем она занимается? Как можно применить результаты Ваших исследований на практике?

У нас три основных направления. Первое — и основное для всего отдела — мы работаем над созданием новых анальгетиков из яда. Эта идея принадлежит заведующему отделом молекулярной нейробиологии Евгению Васильевичу Гришину. Дело в том, что последние пятнадцать лет в нейробиологии происходят интересные открытия, связанные с молекулярными механизмами восприятия боли. В настоящее время известно, что за чувство боли отвечают специальные белки — ионные каналы. Ученые сразу стали думать над тем, как их можно блокировать. Ведь бывает так, что боль не выполняет нормальную физиологическую функцию, а является досадным фактором, мешающим нормальной жизни. Уже десять лет мы занимаемся изучением природных токсинов, способных блокировать ионные каналы. К слову, токсины — совсем не обязательно что-то плохое, это вещества, которые воздействуют на клеточные рецепторы. Так вот, один из найденных нами блокаторов прошел стадию доклинических испытаний, и сейчас мы ведем переговоры с несколькими организациями о проведении клинических испытаний. Другое направление исследований — поиск токсинов, которые влияют на "испорченные" генетическими мутациями рецепторы, превращая их в "нормальные". А третье направление, наверное, самое романтическое. Мы исследуем малоизученных ядовитых животных: сколопендр, морских ежей, скатов, разных медуз и жуков. Эта работа необходима для того, чтобы найти токсины, способные точечно воздействовать на компоненты нервной системы. Такие соединения можно использовать как молекулярные инструменты для изучения ионных каналов, а это позволит расширить наши знания об их работе.

Вы не только учёный, но и основатель компании Future Biotech. В чем смысл этого проекта?

Идея принадлежит Дмитрию Кузьмину. Сейчас он работает в Университетском колледже Лондона в Институте неврологии. Как-то раз Дима предложил мне организовать летнюю школу по биотехнологиям. Когда я спросил, о чем идет речь, он сказал, что в России нет события, по уровню соответствующего, например, Гордоновским конференциям в США. Конечно, академические институты проводят достойные мероприятия. Но нам было интересно сделать школу, где молодым людям, интересующимся биотехом, рассказали бы о возможных карьерных перспективах в этой области. Мы заняли эту нишу, а теперь стараемся подружить ученых и предпринимателей, так как они в нашей стране не очень хорошо взаимодействуют. На школы, которые мы теперь проводим минимум два раза в год, приходят не только студенты, аспиранты и постдоки, но и молодые предприниматели, заинтересованные в биотехе. Похоже, если наладить контакты между студентами-биологами и студентами-экономистами, то в дальнейшем это может привести к появлению в России мощной биотехнологической отрасли.

Компания Future biotech разработала магистерскую программу по биотехнологиям в МГУ. Как появилась идея о ее создании?

Главное мероприятие нашей компании — это безусловно, школы, но мы значительно расширили свою деятельность. Запустили циклы образовательных семинаров, на которых были представители экономического факультета МГУ, в частности, Петр Кирюшин. Он выступил с предложением создать новую магистерскую программу, объединяющую биотех и экономистов. Потому что нужны люди, разбирающиеся и в той, и в другой области. Так появилась магистратура, которая называется "Менеджмент биотехнологий". Она работает второй год. Мы помогли сформировать программу, приняли участие в разработке общей концепции. Нам доверено проводить один из центральных курсов магистратуры — "Промышленные биотехнологии и биофармацевтика". Мы работаем над тем, чтобы эта магистерская программа развивалась.

Недавно компания Future biotech провела школу в Казани. Чему она была посвящена?

У нас сложились очень хорошие отношения с Министерством здравоохранения и многими компаниями, в частности, с компанией Pfizer, для которой мы провели мероприятие при поддержке Минздрава. Это была школа в Казани, посвященная сердечно-сосудистым заболеваниям и прогрессу в их лечении. Я надеюсь, что мы будем продолжать проводить специализированные мероприятия под нужды компаний, конечно, когда эти потребности пересекаются с интересами общества.

Расскажите о новых проектах Future biotech — Биоклубе и Биоключе. Для чего они нужны?

Для взаимодействия между учеными и предпринимателями нужна какая-то постоянно действующая Интернет-площадка. Мы запускаем Биоклуб, чтобы люди с соответствующими интересами могли делиться своими идеями. Попытки создать такую площадку в России предпринимались, но они оказывались неудачными в той или иной степени. Может быть, и у нас не выйдет, но предпосылки к появлению централизованного сообщества есть. Мы его создадим или кто-то другой — не так важно, в любом случае, я буду это приветствовать. А идея Биоключа возникла по нескольким причинам. Во-первых, мы подумали, что у Future biotech должен быть дом, так как полноценного офиса у нас нет. Во-вторых, в России появляются места, где люди, занимающиеся своими небольшими проектами, могли бы организовывать рабочее пространство. Есть много подобных площадок для IT, например. И мы решили: надо создать что-то подобное для биотеха. Идея принадлежит Павлу Федорову. Он был на наших школах, ему все понравилось, и он выступил с таким предложением. В то же время с нами связались представители проекта Ключ — пространства для IT в Санкт-Петербурге. У них также появилась идея сделать площадку для биотеха в Москве. Запуск планируется весной 2016 года, пространство будет в Трехгорной мануфактуре.

Вы работаете над продвижением биотехнологий. Могут ли они стать основой для новой экономической модели? Программы развития биоэкономики есть у многих стран, в том числе и у России. Это наше будущее или концепция, которая останется жить только на бумаге?

Слово "биоэкономика" может пониматься по-разному. Для меня это возрастание роли биотехнологического сектора в структуре экономики, причем возрастание неизбежное. Технологии управления, создания и использования живых систем уже применяются, например, при разработке лекарств, и уровень их развития будет только повышаться. Человечеству интересно играть в Бога. Это, конечно, непростая тема, возникнут сложные этические вопросы, но, думаю, они не остановят людей от участия в этой игре. По большому счету, человечество на протяжении всей истории занимается созданием искусственной жизни и организмов с заданными свойствами. Селекция сельскохозяйственных культур, выведение пород животных — это и есть получение "запрограммированных" живых систем. В настоящее время меняется технология, и результат, над достижением которого работали сотни лет, можно получить в течение года. Процесс не удержать, и хотелось бы, чтобы Россия в этой области не отставала.

Как должны взаимодействовать друг с другом государство, наука и бизнес, чтобы усилить позиции России в области биотехнологий?

Я думаю, что, несмотря на специфику нашей страны, инициатива не должна идти сверху. Задача государства — не мешать и создавать среду, в которой идеи, исходящие от бизнеса или от сообщества ученых, не тонули бы при столкновении с государственными структурами и требованиями. Самоорганизация в бизнесе и научном сообществе происходит на наших глазах, и Future biotech тому пример. Нам государство только помогало, кстати. С самого начала нас поддерживает РВК, у компании сложились прекрасные отношения с Минздравом. Что касается ученых и предпринимателей, то здесь важно налаживать диалог. Ну а об инструментах, с помощью которых можно это сделать, я говорил выше — это школы, площадки для взаимодействия, совместные учебные программы — то, чем пользуется Future biotech и многие другие организации.

С одной стороны, Вы занимаетесь фундаментальными исследованиями, с другой — популяризацией науки. С какими трудностями Вы сталкиваетесь, стремясь делать науку понятнее и доступнее?

Традиционно к Академии наук и науке в целом в российском обществе относятся доверительно. Но чем конкретно занимаются ученые, мало кто знает, поэтому существует некоторое отчуждение. Существует проблема донесения до широкого круга людей тех вопросов, над которыми работает наука. Но сейчас стали очень серьезно заниматься научными коммуникациями — общением между учеными и обществом, учеными и бизнесом, учеными и государством. Мы видим появление в научных организациях пресс-центров, видим, что  институты развития, такие как РВК, работают над проектами по популяризации науки. Future biotech тоже принимает в этом участие. В целом, у меня позитивный прогноз по этому направлению.

P. S. 21 января 2016 года на заседании Совета по науке и образованию Президент РФ Владимир Путин отметил, что в нашей стране есть немало примеров успешного взаимодействия науки и бизнеса, и призвал вывести кооперацию ученых и предпринимателей на новый уровень. Что ж, в области биотехнологий есть люди, которые готовы этим заниматься.


Уланова Александра

Комментарии

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы
принять участие в обсуждении